RuEn

Восемь часов «Войны и мира»

Фестиваль «Золотая маска» в Череповце", проходящий при поддержке ОАО «Северсталь», завершился.

В субботу и воскресенье во Дворце металлургов шел почти четырехчасовой спектакль «Война и мир. Начало романа» московского театра «Мастерская П. Фоменко». Пьеса оказалась не совсем классической, а артисты заметили, что такие спектакли лучше показывать не в ДК.«Мальбрук в поход собрался»

Этой старой французской песни о не вернувшемся с войны Мальбруке в тексте Льва Толстого не было. Зато она была популярна в России в период войны с Наполеоном. В ней — и будущее поражение императора Франции, и судьба Андрея Болконского, который весь спектакль собирается на войну.

 — Зачем? — не раз спрашивает его Пьер (Андрей Казаков).

 — Не знаю… Так надо… — повторяет Болконский (Илья Любимов).

И в конце спектакля уходит «побеждать Наполеона» Андрей-Мальбрук с медным тазом на голове под старую песню и слезы беременной супруги.

А на сцене в это время занавес в виде «Генеральной карты Европы» 1805 года (череповчане отыскали на ней и Вологодскую губернию), две большие лестницы-стремянки, стулья и два портрета враждующих императоров. Когда занавес раздвинется, за ним будут белые колонны и «второй этаж», с которого лихо спрыгнет Долохов, на котором умрет старик Безу-хов и будет учить математику княжна Марья.

В постановке три акта: салон Анны Шерер и кутеж у Курагиных, именины Наташи Ростовой и смерть графа Безу-

хова, приезд Андрея Болконского с женой в Лысые Горы. Вроде бы сцены мирной жизни, но все в них говорят о войне. А еще о женитьбе, наследстве, бедности, несчастной любви…

Большинство актеров в этом спектакле (а в основных ролях заняты 18 человек) играют по две, три, а то и по четыре роли. Перевоплощениям «фоменок» остается только удивляться: в каждом новом действии знакомую фигуру узнаешь не сразу. Поражает своей непохожестью во всех трех ролях — Лиза Болконская, Соня, Жюли Карагина — актриса Ксения Кутепова. Вера Строкова играет и Элен, и Наташу Ростову. Карэн Бадалов — чопорный виконт де Мортемар, разгульный англичанин Стивенс, немец-доктор и старый князь Болконский. Многих мастеров зрители знают по кино и сериалам.

В костюмах актеров — лишь намек на эпоху. Чалма и перья на головах светских дам; длинные мужские рубахи, заправленные в джинсы, воротник мундира на черном свитере. Да и само действие не вполне классично. Аннет Шерер и виконта де Мортемара поднимают и уносят со сцены как манекены, в качестве дверей используют рамы от больших картин, а описательный текст зачитывают прямо из тома Льва Толстого.

В постановке «Мастерской П. Фоменко» много неожиданного, и серьезного, и комичного, и печального. И наши зрители все это восприняли как подобает. Правда, некоторые освободили свои места после первого-второго актов. Оставшиеся (их, к чести череповчан, было подавляющее большинство) аплодировали артистам стоя и дарили цветы.

«В ЧЕРЕПОВЦЕ НАДО ПОСТРОИТЬ ТЕАТР»

Один из наиболее известных широкой публике актеров «Мастерской П. Фоменко» — Кирилл Пирогов. Он не только много лет играет в театре, но и снимался в фильмах «Орел и решка» (главная роль), «Брат-2», «Сестры», «Питер FM» (где он же - автор музыки), «Адмиралъ», «Доктор Живаго» и других. 

В «Войне и мире» Пирогову достались роли Долохова и Николая Ростова — людей, по мнению самого артиста, несхожих. Принцип же, по которому каждому актеру отдавалось несколько ролей, Пирогов объясняет просто: людей в труппе не так много.

Любовь же к «Войне и миру», вспоминает актер в диалоге с корреспондентом «Речи», началась у него где-то в 23 года…

 — У нас был прецедент, когда мы всей труппой читали роман вслух от корки до корки. По ролям, можно сказать. Несколько месяцев. А потом через много лет вернулись к той композиции, которая была сделана во время тех наших «читок». И в то время роман произвел на меня большое впечатление. А что: «Война и мир» может не нравиться?

Артист рассказал, что этот спектакль с большим интересом смотрят за границей, особенно во Франции. 

 — Французы помнят свою историю и историю Наполеона, который все равно у них является героем нации. Они видят срез их жизни, только с совершенно другой стороны.

Есть в репертуаре «Мастерской» и строго классические спектакли. Например, «Семейная жизнь» по повести того же Толстого.

 — Но это просто очень разные спектакли, и сказать, что какой-то хуже или лучше, менее или более интересен или современен, невозможно. Современна постановка или нет — зависит не от костюмов и того, как оформлен спектакль, а от людей, которые его делают, и того, что они хотят сделать.

Кирилл Пирогов был первым актером театра Петра Фоменко не из числа его бывших учеников. Чем покорил юный Пирогов Петра Наумовича?

 — Об этом он мне никогда не рассказывал, он вообще не очень любил много говорить и обсуждать нас. Много недоговаривал, потому что всего говорить людям не надо… Я пришел в театр чудом. Сначала пришел в один спектакль студентом Щукинского училища. Потом позвали на другой… И так само собой получилось, что я просто остался в театре… Первые два года мы с Петром Наумовичем, в принципе, не разговаривали. Максимум на уровне «здравствуйте». А потом? Просто работали.

В августе этого года Петр Фоменко скончался. Каково сейчас его театру?

 — Трудно, но будем стараться, чтобы жизнь в театре осталась. Той жизни, которая была, не будет, и невозможно ее сохранить, будет новое, но мы сделаем все, чтобы дело Петра Наумовича не погибло, было живым и достойным. А как мы себя чувствуем? Так же, как чувствуют себя дети, когда уходят родители…

Своими творческими планами Кирилл Пирогов делиться не стал, соблюдая традицию артистов ничего не рассказывать заранее. Зато очень пространно и одобрительно отзывался о череповчанах.

 — Мне очень понравилась череповецкая публика. Нас очень тепло здесь принимали, очень внимательно смотрели и слушали и довольно тонко реагировали. А смотреть такие спектакли — это труд. Я вам очень желаю построить в Череповце большой драматический театр. Городу с такой атмосферой это было бы совершенно невредно. Все-таки во Дворце культуры атмосфера немного другая, нежели в драматическом театре, что немного затрудняет восприятие. Уверен: в новый театр люди обязательно будут ходить.